+7 (495) 620-08-01

Куда идет ИТ-индустрия в России: траектория развития

Василий Васин, основатель компании RedSys — о том, как будет развиваться российская отрасль информационных технологий в ближайшие пять лет.

1. Искусственный интеллект (AI) и машинное обучение (ML).

По данным исследования исследования “Венчурный барометр” за 2018 год, AI-разработки наряду с финтехом являются наиболее привлекательной сферой для венчурных инвестиций. Управляющий директор Accenture Russia Мария Григорьева 1 апреля заявила Интерфаксу, что к 2021 году вложения в технологии искусственного интеллекта могут вырасти до 48 млрд рублей с 2 млрд в 2018 году.

Вероятно, основным драйвером роста будет промышленность, где машинное обучение позволяет повысить эффективность производства на 5–20%. В исследовании компании «Цифра» и Российского союза промышленников и предпринимателей прогнозируется, что объем российского рынка AI в промышленности к 2021 году достигнет $380 млн (почти 25 млрд руб. при нынешнем курсе).

Машинное обучение и искусственный интеллект применимы в массе областей — от борьбы с промышленным браком, оптимизации производства, складского хозяйства и информационной безопасности до управления персоналом и маркетинга. И уже сейчас российский рынок демонстрирует смелые шаги в сфере использования этих технологий:

• В банке ВТБ запущена кросс-канальная система противодействия мошенничеству на базе методов ML (“машинного обучения”) и углубленной аналитики.
• Росбанк с помощью AI выбирает оптимальное расположение розничных отделений.
• Бинбанк использует искусственный интеллект в маркетинговых коммуникациях, что, как утверждают в кредитной организации, позволило в три раза снизить стоимость привлечения новых клиентов.
• Новолипецкий металлургический комбинат выделил десятки производственных процессов, в которых возможно применение ML-технологий, и теперь последовательно отрабатывает каждый из них.
• По данным сети «Рив Гош», искусственный интеллект с точностью до 47% оценивает шансы прихода в магазин того или иного держателя карты лояльности и в 33% случаев угадывает, какие два товара из десятков тысяч он купит в ближайшие две недели.
• Сеть гипермаркетов «Лента» работает над усилением клиентоориентированности, используя прогнозную аналитику REVIONICS и машинное обучение.
Оптимизация конкретного бизнес-процесса с помощью технологий AI и ML позволяет сэкономить всего 3–5%, но в конечном итоге общий эффект может быть огромным, поскольку в любой сфере деятельности таких бизнес-процессов могут быть десятки. Технологии AI используются не только в коммерческом секторе. Например, в программе «Умный город» автоматизируется поиск преступников в московском метро.

2. Облачная инфраструктура.

Российские компании массово переходят на облачные хранилища данных (IaaS), и этот процесс далек от завершения. Аналитики Xelent выяснили, что более 42% российских компаний уже используют “облака”, а еще 34% планируют их использовать (треть из них прямо сейчас ищут подходящее решение). Компания Huawei рапортовала, что на российском рынке наблюдается ажиотаж спроса на клауд-сервисы. Это неудивительно, учитывая, что в целом технология, по оценкам Ростелекома, обеспечивают сокращение издержек на ИТ на 30-70%.

Время и опыт многих компаний на российском рынке демонстрируют, как IaaS позволяет эффективно управлять затратами:

• Контакт-центр City-call использует облачное пространство для организации резервного копирования и оперативного восстановления виртуальных машин. Компания заявляет, что технология позволяет развиваться, не увеличивая затраты на развертывание новых серверов или площадок.

• Авиакомпания S7 Airlines на пике развития он-лайн регистраций и продажи билетов через интернет перешла на облачные платформы. В компании утверждают, что это помогло избежать затрат на закупку нового оборудования и установку программного обеспечения.

• По данным сети универсамов «АБК», вынесение системы автоматизации сервисных служб ServiceDesk в облако оказалось более выгодным, чем обслуживание решения на собственной площадке. 

• Объединение компаний интернет-маркетинга Kokoc Group подсчитало, 2 тыс. дополнительных серверов для решения бизнес-задач обошлась бы ей в $200 тыс. Учитывая, что сервера используются только час в сутки, выгоднее прибегнуть к аренде облачных сервисов с возможностью поставить их на паузу. В итоге расходы составили всего $2,5 тыс.

Список можно продолжать до бесконечности. Достаточно посмотреть, сколько новых сервисов предоставляют клиентам банки, которые раньше других начали использовать облака: Сбербанк, Альфа-банк, Тинькофф банк. Даже все госуслуги — уже в облаках.

Облачные сервисы коренным образом изменили структуру мирового рынка IT. В среднесрочной перспективе их роль будет только усиливаться. По прогнозам Gartner, мировой рынок публичных облачных услуг в 2019 году вырастет на 17,5% и составит $214,3 млрд. Рост произойдет за счет миграции в облака малых и средних предприятий. Для них это выгодно с точки зрения сокращения расходов и управления инфраструктурой: не нужно содержать IT-специалиста, закупать оборудование. А если требуется масштабировать какое-то решение, не придется тратить лишние деньги и время. 


3. Кибербезопасность.

По данным международной компании-разработчики программного обеспечения Positive Technologies, в 2018 году объем российского рынка информационной безопасности вырос на 10% по сравнению с 2017 годом и достиг порядка $89 млрд. Согласно прогнозу аналитиков IDC, к 2021 году он приблизится к $100 млрд.

Проблема кибербезопасности на разных уровнях настолько актуальна, что Сбербанк, к примеру, начал страховать банковские карты от кибератак. Тему кибербезопасности считает приоритетной и правительство РФ. По словам Дмитрия Медведева, Россия создаст собственные сервисы для защиты персональных данных и платежных систем – этому посвящен четвертый проект в рамках программы "Цифровая экономика". Объем финансирования проекта составит 30 млрд рублей, исполнение будет отдано в руки российских разработчиков.

Одним из главных направлений кибербезопасности как в мире, так и в России, будет уязвимость персональных устройств. IT-компании уже начали концентрировать усилия на защите мобильных девайсов от опасных приложений и подозрительной активности в сети. Например, Appthority (компания, получившая в общем объёме $23,3 млн инвестиций), управляет облачной платформой, которая ранжирует приложения в зависимости от подозрительной активности программы (что впоследствии привела бы ко взлому устройства и краже незащищенной интеллектуальной собственности). Следует ожидать аналогичных решений и от российских разработчиков.

4. EdTech и VR-образование.

Согласно исследованию от «Нетология групп» и ВШЭ объем российского рынка EdTech ежегодно

растет на 20%, и к 2021 году достигнет 2 трлн руб. Россия – лидер среди стран Восточной Европы по скорости развития этого IT-сегмента.
По данным АТОЛ, 70% российского сегмента e-commerce в 2018 году заняла сфера онлайн-образования (учитывались платежи через онлайн-кассы, соответствующие 54-ФЗ). Общий объем рынка, по данным 31 независимого участника, составил 21 млрд. рублей.

Если онлайн-курсы для широкой аудитории – это самое массовое направление в EdTech, где уже достигнута высокая плотность рынка, то среди зарождающихся ниш с большим потенциалом роста можно назвать обучение на основе технологий виртуальной и дополненной реальности (VR и AR). Конкретно эта сфера в России не столь развита, как в странах запада, где ее подстегивает масштабный госзаказ. Например, армия США купила у Microsoft AR-оборудования на $500 млн, а британский флот использует VR-тренажеры для тренировки экипажей субмарин. В России о таких инициативах ничего не известно.

Самым главным отечественным заказчиком образовательных платформ виртуальной реальности на данный момент является крупный бизнес.  

• Сбербанк открыл лабораторию виртуальной реальности, где создает лекции и 3D-модели для тренинга сотрудников.

• “Газпромнефть-Ямал” обучает на VR-тренажерах операторов погрузочных работ.

• АО “СУЭК-Кузбасс” открыл экспериментальный компьютерный класс с VR-очками, где персонал отрабатывает практические навыки в трехмерных моделях шахт. 

• “Северсталь” с помощью технологии проводит подготовку сталеваров.

• РЖД использует VR-оборудование для обучения монтёров пути, электромехаников, сигналистов, машинистов дрезины.

Интерес к технологии проявляют и другие сферы:

• В интерактивном кинотеатре "Москва — город образования" зрители могут посмотреть 40 фильмов с эффектом погружения в виртуальную реальность.

• В ряде московских школ проводится эксперимент с интеграцией в учебный процесс оборудования виртуальной реальности.

• Томский политех и Сибирский медуниверситет тестируют VR-очки в ходе реабилитации пациентов с болезнью Паркинсона.

Внедрение VR в образовательный процесс – дорогое удовольствие: например, очки виртуальной реальности стоят порядка 100 тыс. руб, а стоимость платформы (запрограммированной 3D-модели) начинается от 500-600 тыс. руб. Этим, в том числе, обусловлено слабое распространения тенденции в России, однако с удешевлением оборудования и ростом числа разработок по этой теме ситуация будет меняться.

5. Интернет вещей (IoT).

Cогласно отчету компании IDC, в 2018 году объем российского рынка интернета вещей (IoT) составил $3,67 млрд. К 2023 году эта цифра вырастет более, чем в два раза до $7,61 млрд. МТС прогнозирует до 2022 года среднегодовой темп роста рынка в пределах 18–25%.

В "Мегафоне" заявили, что в 2018 году был зафиксирован бум новых подключений SIM-карт к IoT: за шесть месяцев это количество достигло 6,6 млн, что больше прошлогоднего значения на 45,8%.

Крупнейшими отечественными игроками на рынке IoT платформ на данный момент:

• Мегафон, который строит с нуля экосистему интернета вещей на предприятиях любого размера и сферы деятельности, будь то логистика, энергетика, транспорт, недвижимость или производство.

• МТС – оператор заявил о запуске сети NB-IoT в 20 городах России и собирается представить первые коммерческие продукты на его основе.

• Mail.Ru Group – выводит на рынок решение в области IoT, способное в том числе считывать данные с датчиков, используемых в системах ЖКХ, на транспорте и в промышленности.

В МНИАП считают, что интернет вещей в ближайшие года найдет широкое применение в области сельского хозяйства и промышленности, а также – в работе муниципального транспорта, где технология станет основной для скачка его эффективности и сокращения затрат на его содержание.

Во многих сферах интернет вещей играет все более значимую роль:

• Большинство логистических компании интегрируют в свои решения данные с GPS-трекеров о процессе доставки грузов. 

• В промышленности данные с датчиков оборудования мониторят его исправность и загруженность, в сельском хозяйстве – следят за влажностью почвы. 

• Бурно развивается страховая телематика, когда в зависимости от манеры вождения автовладельца для него меняется стоимость страховых услуг. 

• Большое будущее у IoT в фитнес-индустрии: данные о состоянии организма человека с нательных устройств могут обрабатываться централизованно и корректировать ход персональных тренировок.

Россия просто не сможет остаться в стороне от глобального тренда: по оценке аналитиков IDC, мировой рынок IoT уже превысил $800 млрд, а всего через три года может перешагнуть отметку в $1,4 трлн. К этому времени технологии интернета вещей проникнут в 95% электронных устройств. Системы мониторинга, умные датчики и счетчики, а также облачные системы станут более доступными, и у потребителей проснется интерес к IoT. По этой причине эксперты Gartner рекомендуют вкладываться в развитие интернета вещей уже сейчас.

Помимо пяти описанных областей будут развиваться, пусть и не столь массово, другие сферы – например, голографические системы (российский стартап WayRay – пионер на рынке голографических систем для автомобилей – недавно привлек $80 млн от Porsche, Hyundai Motor и Alibaba). В целом для российского ИТ рынка будут характерны общемировые тренды, проявляющиеся с некоторым отставанием и поправкой на отечественные реалии.

RBC.PRO